История одной кролефермы

Когда я начинала заниматься кроликами, — перелопатила горы информации. Читать про опыт других кролиководов мне было очень интересно. Поэтому сейчас здесь я привожу рассказ об одной успешной кролеферме.

Татьяне Кудряшовой, хотя она и получила зооинженерное образование, никогда и в голову не приходило, что ей придется работать с кроликами. Коровы, свиньи — другое дело, а эта «мелкота»... Однако судьба, как говорят,— индейка. Зашла однажды в павильон «Кролиководство» на бывшую ВДНХ и не могла оторваться от занимательных зверюх.

Экскурсия эта имела продолжение — устроилась в павильон рабочей. Там Татьяна поняла, что кролики, эта «мел­кота», могут стать хорошей статьей до­хода. Занявшись по-серьезному, можно и семью мясом, меховыми шкурками обес­печить, и подзаработать. Ведь на диети­ческое кроличье мясо всегда есть спрос, а о шапках, шубках и говорить нечего. Чем не приработок для молодой мамы?

И вот у Татьяны — собственное дело. Продукция пока идет лишь на свои нужды, но и это неплохо поддерживает семейный бюджет. Вскоре хозяйка захо­тела расширить кроликоферму и наладить законченный цикл производства. А это значит, не только получать мясо и шкур­ки, но и выделывать их, затем шить из­делия — жакеты, шубки, шапки и прода­вать. В таком случае ее домашнее кролико­водство должно стать максимально при­быльным. Главной продукцией станет уже не крольчатина, а кроличий мех и изделия из него.

Задумано здорово, только для испол­нения требуется много рук, а у нее их только две. И все же решилась. Если речь пойдет о меховых жакетах, шапках, то шкурки должны быть нарядными, интересными по окраске. Выходит, нужно хорошенько подобрать породы кроликов.

Поработав в павильоне почти со всеми отечественными породами, Татьяна до­вольно хорошо изучила их и остановила свой выбор на четырех. Это серебристый, венский голубой, мардер и калифорний­ский.

Кролик - порода СеребристыйКролик - порода Венский голубой

Кролик - порода МардерКролик - порода Калифорнийский

 

Серебристый, по ее мнению, кролик универсальный. Крупный, и шкурка у него, стало быть, немаленькая. Мех очень красивый, будто чернобурка. К тому же животные скороспелые, мясо у них вкусное.

Венский голубой — скорее шкурковая порода, чем мясная. Оригинальная окрас­ка меха. Товарный же вид тушки похуже, чем от серебристого.

Мардер не отличается величиной, по­тому-то и шкурка у него невелика. Ок­раска же ее очень эффектна, светло- и темно-коричневая.

У калифорнийского, который хотя и счи­тается бройлерным, скороспелым кроли­ком, шкурка тоже нарядная. Мех густой, белый. Порода привлекла ее тем, что за одно лето можно получить не только шкурку, приемлемую для пошива жакета или шубы, но и приличную тушку.

Кормила зверьков хорошим сеном и овсом, не тратясь особо на комбикорм. Крольчатины оказалось много, и она про­давала ее местным пенсионерам поде­шевле. Сама научилась выделывать шкур­ки, шила жакеты по выкройкам «на се­бя», но в основном сдавала их для пошива в ателье. Это «шкурное» дело с лихвой покрывало расходы на содержание пого­ловья. Бизнес стал еще прибыльнее, когда Татьяна пополнила свою ферму фретками, как в просторечии называют гибридного хорь­ка. А натолкнули на это хлопоты с утили­зацией отходов при забое кроликов.

Раньше они пропадали, теперь шли в корм фреткам.

фретка


Зверек, отличающийся крепким здо­ровьем и многоплодием, оказался вопреки мнению о нем не таким уж кровожад­ным хищником. Когда не было «убоины», довольствовался кашами, растительными мешанками.

Бизнес набирал обороты. По­мещение арендовала. Здесь в клетках си­дело около 500 кроликов. Успех? Да, можно бить в колокола, трезвоня о победе. Однако у хозяйки лишь две руки и без помощников было очень трудно обходить­ся. Кого-либо в собственное дело брать не хотелось, а среди своих не находилось желающих. А дел невпроворот: обиходь поголовье, завези корма, ветеринарные препараты, в нужный момент забей, сними шкурки, выделай их, сшей жакет или свези в ателье, затем продай. В это сумасшедшее для Татьяны время я и по­знакомилась с ней.

— Выдохлась,— было первое, что она сказала,— а тут еще аренда подорожала.

Хотела было ликвидировать свою кро­личью ферму, да рука не поднялась. Приросла, въелась в это кролиководство и многое в нем не просто поняла, а как бы новыми глазами увидала.

Подумала-подумала и решила товарную ферму оставить, но взять племенное на­правление, хотя и менее прибыльное, но по силам кролиководу-одиночке. Арендо­вала новое помещение в Тимирязевской академии. Здесь пошли навстречу, в счет арендной платы на ее ферме ныне про­ходят практику студенты. Кое в чем даже помогают. Работать, конечно, легче, чем на ферме с «законченным циклом».

Чтобы справляться с обслуживанием, многое на ферме продумано и делается как бы само собой. Кормление облег­чают бункерные кормушки, скоро будут оборудованы автопоилки. Сквозь сетчатый пол клеток помет проваливается вниз, откуда его легко убирать, сметая вместе с опилками, а чтобы от сетки у кроликов не болели лапки, часть пола застелена деревянными дощечками. В помещении тепло, зверьки могут приносить потомст­во и зимой, что повышает доходность фермы.

Но дел все равно много. Вот только одно, хлопотливое и ответственное — ветеринарная обработка животных. Без этого нельзя, племенной молодняк пойдет в другие любительские хозяйства. Он должен быть здоровым и не подрывать авторитет «фирмы». Взять профилактику кокцидиоза. Надо развести в воде таблетки фталазола или левомицетина, залить рас­твор во все поилки, проследить, чтобы каждый кролик выпил это снадобье. Или вирусная геморрагическая болезнь, ко­торая может прямо-таки скосить кроли­ков» Татьяна прививает всех зверьков с полуторамесячного возраста. И за вакци­ной в зооветснаб, и уколы — все сама. Зато кролики здоровы, упитанные — кругленькие, бодрые. Сразу видно, житье у них хорошее.

Казалось бы, продавая племенной молодняк другим кролиководам, хозяйка создает себе конкурентов. Но нет, Татьяна так не считает. «Если племенных ферм станет больше,— рассуждает она,— зна­чит, более тщательным будет отбор маточ­ного поголовья. У тебя нет кролика с нужными качествами — у другого найдет­ся. Сообща можно по-серьезному совершенствовать породы, и все владельцы племферм, связанные друг с другом об­меном поголовья, будут иметь самый ка­чественный породный «материал».

Татьяна Кудряшова признает лишь цивилизованный бизнес в любительском животноводстве — «по-честному, без об­мана». Она поддерживает связь со своими клиентами. Если у проданного животного выявится дефект, о котором ни она, ни покупатель не подозревали, примет обрат­но или заменит. Держит марку, гаран­тирует качество. Если попросят выделать шкурку, сшить шапку — научит, по­может.

Племенное животное стоит дорого, хотя «навар» и есть, но пока небольшой. На комбикорм помогают зарабатывать мясо и шкурки от выбракованных кро­ликов. В сезон каждый месяц получает около сотни тушек, которые у нее рас­купают прямо на месте. Хорошо «работа­ют» и шкурки.

Один из моих знакомых, которому я рассказала о Татьяне, засомневался: «Сосед по даче с десятком кроликов сто потов проливает, а тут одна полтысячи обслуживает! Как это может быть?» А так. У его соседа кроличья ферма — вспомогательное занятие, у Татьяны же Кудряшовой — основное. И самое глав­ное — он работает «по-нашенски», а она — по-ихнему, «забугорному».

мардер

Наша справка. Советский мардер — оте­чественная порода кроликов. Ныне в ее названии обходятся без первого слова и именуют просто мардером. Вывели породу в Армении. Работали над нею с 1931 по 1940 г., применяли сложное воспроиз­водительное скрещивание кроликов пород русский горностаевый, шиншилла, а так­же беспородных голубой окраски. Стреми­лись получить кроликов оригинальной расцветки меха, хорошо приспособленных к условиям Армении и стойко передаю­щих это качество потомству, чего и до­бились. Свое название порода получила за сходство окраски ворса с мехом куницы (мардер — куница). Это крепкие, пропорционально сложенные кролики. При ут­верждении породы взрослые весили около 4 кг при длине туловища 50 см и обхвате груди за лопатками 35 см. Впоследствии в Армянском НИИ животноводства и ве­теринарии усовершенствовали мардера и вес его был доведен до 5—5,3 кг, длина тела — до 55—60 см, а обхват груди — до 38 см. Таких крупных животных сотрудникам редакции довелось видеть несколько лет назад на эксперименталь­ной базе в Армении.

кролеферма

На любительских фермах Подмосковья мардера успешно разводят с учетом, ко­нечно, его южного происхождения. К со­жалению, таких крупных кроликов, как в Армении, видеть на этих фермах не до­водилось. Впрочем, это нисколько не ума­ляет достоинства породы для любителей средней полосы России. Шкурка «мест­ного» мардера все равно великолепна.

Источник: Приусадебное хозяйство.

Похожие записи:

Новости
Новости
© 2017 Моя усадьба